Leica
Даша Ястребова
 

Даже как-то неловко, потому что съемка происходила в невероятном хаосе, из людей, предметов и каких-то материальных объектов, которыми являлись фотоаппараты, плёнки, свет, звук, предметы одежды, быта, какие-то декорации, все что угодно.

Когда это всё действительно происходило, было ощущение что вообще, ты сейчас не являешься материальным, каким-то физическим телом, с которым это все происходит, потому что в твоих руках, находится фактически твой глаз, который в момент который максимально нравится, вот прям, вот прям ммммм, очень красиво, я чувствую что безумно красиво, ты делаешь вот пальчиком правой руки так «щелк» и ты понимаешь, что черт возьми, теперь это с тобой.

Драйв съемки для меня состоит в том, что происходит абсолютно бескорыстный и чистый процесс, в котором никто никому не пытается ничего доказать, в котором фактически нет ничего из настоящей жизни и ты немного режиссируешь, неосознанно, моделируешь события и картинку и фактически, являешься творцом той реальности, в которой находишься. Для меня это мега драйв, когда чувствуешь что вот я захотела и это правда со мной происходит. Мне очень скучно жить, наверно из-за этого я когда-то взяла фотоаппарат и решила как-то поразвлекутся.

По сути я не могу сказать что у меня есть какая-то особая цель, чего-то достичь, в чем-то преуспеть, подняться по ступеням вверх и возвыситься над людьми, сказать «я царь горы», такого нет. Есть опять же некая мотивация двигаться в пространстве дальше, собирать новых людей, экспериментировать с ними, получать результат взаимодействия в картинке и идти дальше вот.

Я не могу сказать что у меня нет какой-то определенной техники съемки, потому что каждая съемка для меня это абсолютный эксперимент, т.е. в течение времени так как я отказалась от какого-то классического образования, я стала развивать свои схемы съемки, не имея ни малейшего представления о том как это правильно,  не правильно, можно, нельзя, какая камера хуже, лучше, оптика, разрешение, чувствительность и как-то это так вошло в мое сознанье, что у меня нет определенной техники съемки, да есть какая-то коммерческая история, мне говорят «я хочу так», окей, ты получишь то что ты хочешь, вот так как я это увижу, но по сути каждая съемка перетекает в другую именно тем что я открываю в предыдущей, я нахожу не знаю там, снимать через бокал, через отражение в зеркале, совмещая потом бокал с отражением в зеркале, кристаллами, лазером, светописью, вспышками и еще чем-то и вот получается картинка.

Я могу сказать что цифры для меня это абсолютный фастфут, а пленка для меня живая, потому что она состоит из каких-то, плесени не плесени — я не знаю, чему-то меня учили и из чего-то она состоит.

Продолжая свои эксперименты я поняла что пленка, все таки, она зачастую так, как я вижу это на самом деле. 

Для меня пленка все таки стала неким знаком качества, качества и своего отношения к картинке, я уважаю то что я снимаю, я снимаю на пленку, если мне абсолютно ну вот как-то вот, ну не чувствую я, снимаю автоматически на цифру, потому что цифра для меня это пластиковая картинка, а пленка для меня это картина.

Как-то так.