Leica
Андрей Гордасевич о съёмке камерой Leica
 

Андрей Гордасевич:
«…Рано или поздно вы всё равно закончите Leica».

Фотография, которой я занимаюсь – это наблюдение с чувством глубокой неуверенности. Ты никогда не можешь знать на 100%, как будет развиваться ситуация, что произойдет в следующую секунду. Классические дальномерные Leica хороши тем, что не думают за тебя, а лишь кропотливо выполняют твои указания. Можно успеть, можно не успеть. Можно угадать, можно ошибиться. Эта неуверенность, эта многовариантность результата обеспечивает мне при съемке особую концентрацию усилий. Это странное состояние уязвимости даёт особый интим, особую близость к объекту и, в конечном счете, именно эти факторы определяют результат - кадр.

Мне приятно работать Leica, потому что мне не интересен кадр любой ценой. Тот, кто снимает современной цифровой зеркалкой с невероятным числом функций, сильно зависит от камеры. Аппарат производит множество операций за фотографа. Не хочу сказать, что так снимать нельзя, но это совершенно другая съемка. Что вообще значит автоматический и полуавтоматический режим? Это означает, что кто-то запрограммировал средние результаты, являющиеся приемлемыми для большинства ситуаций. Такой подход хорош при жестком репортаже, в спорте, при быстрой смене освещения и т.п., хотя и здесь при достаточной сноровке можно справиться без помощи автоматики. Однако суть в том, что обычно я снимаю в иных условиях, где важнее раствориться или внутри самой ситуации, или на грани входа в нее – и наблюдать.

Если работающий в режиме «автомата» в лучшем случае фиксирует развитие ситуации, работающий классическими дальномерными Leica по сути должен опередить  это развитие, предугадать его. Возможно даже, чуть заранее придумать себе ситуацию, чтобы успеть снять, когда нечто случится. Или отреагировать на неожиданность.

В классических дальномерных Leica автоматика отсутствует. Есть в лучшем случае экспонометр, подсказывающий тебе соответствующие сочетания выдержки и диафрагмы. Камера не думает и не делает ничего за фотографа, все в твоих руках. Разумеется, ты можешь перейти в ручной режим на любой профессиональной камере, но проблема в том, что эти камеры не сделаны для ручного режима, они сделаны для съемки в режиме автомата. Ты чувствуешь, что этот режим – он как бы вторичен, вокруг много кнопок, но зачем они все? И так ли они необходимы? Зачем вводить поправку отдельным колесиком, если можно просто повернуть диск выдержек или кольцо диафрагм? В Leica M6 или М3, например, одновременно нет ничего и есть всё: у тебя 2 параметра,  регулируя которые, ты понимаешь, откуда взялись основные автоматические режимы: приоритет выдержки, приоритет диафрагмы.

Отдельная история в Leica – видоискатель. В зеркалке ты видишь только то, что снимаешь, или меньше. Дальномерка дает возможность видеть за границами кадра. Процесс съемки становится процессом наложения рамки в видоискателе на действительность. Ты как бы обрамляешь ее еще до того, как сделал кадр, – обрамляешь реальность. Благодаря этой рамке, ты выбираешь свой фрагмент по-другому. «Режешь» по-другому. Да, в дальномерке ты видишь слегка не то, что снимаешь – но это оставляет шанс гениальной случайности. Можно не верить в нее, но можно и верить.

Моей первой камерой была дальномерка – всем известный «Киев». Очевидно, отсюда моя привязанность к дальномеру. Однажды, много лет спустя, я зашел в одну московскую комиссионку и все донимал продавца на предмет того, что предпочесть: Leica ведь дорогая, так может, что-то другое?.. И он ответил фразой, которую я никогда не забуду: «Молодой человек, вы дальномерщик. А значит, вы маньяк. И рано или поздно вы всё равно закончите Leica».